25/07
2014

Как и обещал, съёмки фильма про Вещего Олега начались. Продолжают приходить письма с вопросами. Кто-то даже написал: «Вы уже сняли фильм про вещи Олега?»

Приходит довольно много интересных материалов, в том числе, и от учёных. Я как-то писал о том, как Пушкин в очередной раз проявил ясновидение и написал о великом русском князе. Предлагаю вам прочитать статью, на мой взгляд, очень интересную, хотя лично я считаю, что в ней перебор антисемитской категоричности. Но размышления в статье заслуживают внимания. Особенно Гумилёва о хазарах, как неразумных. И ведь действительно сегодня вопрос неразумности хазар тревожит и сионистов, и антисемитов. И, как всегда, правда где-то посередине….

О чем нас предупреждает Александр Сергеевич Пушкин

Евгения ДмитриеваРусская народная линия

Комментарий к стихотворению «Песнь о вещем Олеге» …

«Сбирайтесь иногда читать мой свиток верный»

А.С. Пушкин

«Песнь о вещем Олеге» была написана А.С.Пушкиным в 1822 году. Сюжетом послужил летописный рассказ из «Повести временных лет», приведенный Н.М.Карамзиным в V главе I тома «Истории Государства Российского». В это время, помимо историка Н.М.Карамзина, на прошлое России обращают большое внимание русские прозаики и поэты. А.А.Бестужев-Марлинский пишет исторические повести, одна из дум К.Ф.Рылеева носит название «Вещий Олег». В контексте интереса к «преданьям старины глубокой» можно объяснить и появление в творчестве А.С.Пушкина «Песни о вещем Олеге». Однако, с моей точки зрения, есть и другая, может быть, более существенная подоплека его создания.

Поэт приехал в свою первую ссылку, в Кишинев, 21 сентября 1820 года. Наместником края был генерал И.Н.Инзов, известный своими симпатиями к масонам и личным участием в их собраниях. В это время в Кишиневе полулегально действовала масонская ложа «Овидий». 6 мая 1821 года А.С.Пушкина приняли в эту ложу. Но в конце 1821 года ложа «Овидий» была запрещена Александром I — первой среди всех, так как Государю стали известны намерения будущих декабристов о свержении самодержавия. Все масонские ложи были запрещены Государевым рескриптом от 1 августа 1822 года. Вот в этом промежутке, между первым запрещением масонской ложи «Овидий» и рескриптом от 1 августа 1822 года, и появилась «Песнь о вещем Олеге».

Тема трагической судьбы князя-язычника никак не накладывалась на текущую светскую и пылкую личную жизнь поэта, его духовные искания в русле романтизма. Воображение певца «сердечных дум» волновала более тема пленника, странника, изгнанника, и судьба ссыльного поэта Овидия воспринималась им как нечто глубоко личное:

Овидий, я живу близ тихих берегов,

Которым изгнанных отеческих богов

Ты некогда принес и пепел свой оставил.

«К Овидию», 26 декабря 1821 год.

И почти в это же время из глубин языческой Руси является могучий образ вещего Олега:

Как ныне сбирается вещий Олег

Отмстить неразумным хозарам,

Их села и нивы за буйный набег

Обрек он мечам и пожарам.

Если бы не это хрестоматийное стихотворение А.С.Пушкина, изучавшееся многими поколениями учеников по программе литературы в пятом классе, мы и не знали бы ничего про каких-то хазар, потому что о них в учебниках истории было написано ровно две строчки: «Он [Святослав] разгромил Хазарский каганат и подчинил племена ясов (осетин) и касогов (черкесов) на Северном Кавказе и в Прикубанье»[1]. Все. А что же такое Хазарский каганат? Об этом ни слова.

«Хазарская тема» у советских историков была под негласным запретом. Книга М.А.Артамонова «История Хазарии», где впервые она показана как одна из «сверхдержав» Восточной Европы IX-X веков, более 10 лет не публиковалась.

Удивляет также то обстоятельство, что и в дореволюционных популярных исследованиях об истории Древней Руси либо вовсе нет упоминания о хазарах[2], либо упомянуто вскользь[3], либо дана искаженная оценка: «Хазарское иго не было тяжелым для славян»[4]. Тогда зачем нужны были походы Олега, подвиг Святослава? Об этом историки молчат. Да и у самого Н.М.Карамзина о разгроме Хазарского каганата упоминается походя, а ведь это событие изменило ход русской истории: «Древняя Русь перехватила гегемонию у Хазарского каганата в X веке. Следовательно, до X века гегемония принадлежала хазарам»[5].

Почему же мы так мало знаем о Хазарии? И не только мы. Западные исследователи, в частности, Бенджамен Фридман в своей работе «Правда о хазарах» выражает искреннее удивление по поводу того, что «какая-то таинственная, мистическая сила оказалась способной на протяжении жизни бесчисленных поколений и по всему миру не допускать того, чтобы история хазар и Хазарского каганата попала в учебники истории и в школьные программы по этому предмету»[6].

А вот А.С.Пушкин наверняка знал этот материал, потому что с ходу включил хазарскую тему в судьбу своего героя и дал, на первый взгляд, странное определение хазарам, которое как бы «выламывается» из контекста, из былинно-эпического стиля повествования в духе русских сказителей. Действительно, почему хазары названы «неразумными»? Ведь они были врагами славян, совершали «буйные набеги». А разве так говорят о врагах? Почему А.С.Пушкин не написал, к примеру: «Отмстить беспокойным хазарам, вероломным, ненавистным»? Наверное, это было бы не менее правильно! Но ничего «неправильного», а тем более случайного, не бывает у гениев.

Поэт написал именно так, чтобы донести до нас не только глубинный смысл Олеговой судьбы, но и трагический смысл русской истории.

Итак, три вопроса в тексте этого произведения нас будут интересовать:

1. Почему А.С.Пушкин называет хазар «неразумными»?

2. Что значат символы «конь» и «змея» для понимания смысла судьбы Олега?

3. Что хочет донести до нас поэт «хазарской темой»?

Обратимся к истории и зададимся целью понять особый предначертательный смысл такого исторического явления, каким была Хазария. Это важно еще потому, что, как справедливо отмечал известный русский философ-футуролог А.С.Панарин, «со времен появления великих мировых религий мировая история включает мистическую составляющую в качестве скрытой пружины и вектора»[7].

Государство Хазария существовало с середины VII до конца X века. Коренной этнос — тюрки. Территория Хазарии включала Северный Кавказ, Приазовье, большую часть Крыма, степь и лесостепь от Нижней и Средней Волги до Днепра, северная граница проходила по землям современной Воронежской и Тульской областей. Столицей этого огромного государства был город Семендер, который находился на территории современного Дагестана, а с начала VIII века — Итиль. Есть два предположения о местонахождении Итиля: нынешний Волгоград (Сталинград, Царицын) или Астрахань. В обоих случаях местоположение весьма выгодное, так как позволяло контролировать движение грузовых и пассажирских потоков по реке в целях сбора дани, которая составляла 10% от всех грузов, переправлявшихся по Волге. Кроме того, хазары весьма часто совершали «буйные набеги» на соседние славянские племена с целью захвата собственности и людей, которых обращали в рабство и продавали на невольничьих рынках. Хазария содержала мощную разноплеменную наемнуюармию. Главой государства был каган, впоследствии также царь-бек. С середины VIII века государственной религией становится иудаизм.

Неоценимый вклад в историю Хазарии внес Л.Н.Гумилев, посвятивший этой теме немало исследований, и, более того, историю русов, иных народов Великой степи, а также определенные тенденции мировой истории рассматривал в тесной связи с проблемой Хазарского каганата. Именно проблемой считает выдающийся ученый этот «зигзаг истории», «государство-химеру», которая воплотилась в «антисистему», «скрытую составляющую мирового исторического процесса».

Проблемой Хазария стала, по мнению Гумилева, после переселения туда евреев, перебравшихся на Кавказ и в хазарские степи из-за столкновения с византийцами, арабами и персами. Западный исследователь Артур Кёстлер в своей книге «Тринадцатое колено» вообще считает, что поток еврейской миграции в Европу шел в значительной степени из Закавказья через Польшу и Центральную Европу. Тринадцатым израильским коленом, коленом Дана (из которого по преданию должен явиться Антихрист!), он называет ту часть евреев, которые ушли на Север через Кавказский хребет после падения Израиля в 722 году до н.э., впоследствии смешались в тюрками-хазарами и утратили свою еврейскую идентичность. О том, как и почему Даново колено оказалось у истоков Хазарского каганата, можно подробно прочитать в книге Т.В.Грачевой «Невидимая Хазария» (Рязань, 2010. С. 187-189).

В Библии сказано, что «Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня, так что всадник его упадет назад. На помощь Твою надеюсь, Господи!» (Быт. 49: 17-18). По геральдике колен израилевых символами колена Данова считаются змей и конь. Среди амулетов, найденных на хазарских кладбищах, преобладают эти два: змей (в разных модификациях, в т.ч. и в виде шестерок, заключенных в кольцо — изображение, близкое к тому, что мы имеем в современных российских паспортах) и конь (иногда тоже в кольце).

«В середине VIII века произошедшие на всем пространстве Евразийского континента события изменили мир так, как никто бы не мог предугадать»[8], — этими словами Гумилев начинает рассказ о рождении Хазарии, искусственного государства, вследствие переселения туда «путешествующих» евреев, которые сразу «развернулись» и прибрали власть к своим рукам. «Тюркютские ханы из династии Ашина в силу свойственных степнякам религиозной терпимости и благодушия считали, что их держава приобретает работящих и интеллигентных подданных, которых можно использовать для дипломатических и экономических поручений. Богатые евреи подносили хазарским ханам и бекам роскошные подарки, а красавицы еврейки пополняли ханские гаремы. Так сложилась еврейско-хазарская химера»[9]. В 803 году влиятельный в Хазарском каганате иудей Обадия взял власть в свои руки и превратил хана (кагана) в марионетку, объявил талмудический иудаизм государственной религией, а сам сделался царем-беком, то есть реальным правителем. Так родилось двоевластие в Хазарии, так родилась химера. Гумилев называет химерой это искусственное государство, потому что на теле одного народа сидит голова другого народа, в результате чего Хазария резко изменила свой облик. «Из системной целостности она превратилась в противоестественное сочетание аморфной массы подданных с господствующим классом, чуждым народу по крови и религии»[10], в общность людей с «негативным мироощущением». Л.Н.Гумилев констатирует, что «негативные образования существуют за счет позитивных этнических систем, которые они разъедают изнутри, как раковые опухоли»[11].

Иудаизм, по меткому выражению Л.Н. Гумилева, распространялся в Хазарии «половым путем», то есть через смешанные браки. Причем дети из таких семей считались своими среди хазар (где национальность определялась по отцу) и среди евреев (если мать была еврейкой). То есть в любом случае такой еврей был «пригодным» для ведения выгодных и больших дел.

А что же остальные? Коренное большинство? А оно превратилось в собственной стране в бесправную и аморфную массу. Труд хазар оплачивался минимально, туземцы трепетали перед грозными сборщиками налогов, молились в таких же халупах, в каких жили, простым хазарам-мужчинам, однако, предоставлялось право охранять иудеев-купцов, главы иудейских общин выжимали из хазар средства на наемников, которые должны были в случае мятежей этих хазар подавлять. Таким образом, хазары сами оплачивали свое закабаление.

Еще более резкую характеристику Хазарскому каганату дает современный исследователь Олег Платонов: «Под водительством иудейской религии Хазарский каганат превратился в военно-разбойничье и торгово-паразитическое государство, занимавшееся сбором грабительских даней, посреднической торговлей, сбором пошлин с купцов (больше напоминающим современный рэкет)…

… Евреи вывозили из славянских стран не только воск, меха и лошадей, но главным образом славян-военнопленных для продажи в рабство, а также юношей, девушек и детей для разврата и гаремов. Практиковалась торговля кастрированными славянскими юношами и детьми. Для кастрации евреи оборудовали в Каффе (Феодосии) специальные заведения.

На некоторое время хазарские иудеи подчинили себе племена восточных славян, заставляя платить их дань. В русском фольклоре, например в былинах, сохранилась память о Козарине и Жидовине, о борьбе с «царем иудейским и силою жидовской»[12].

Хазария, с точки зрения Л.Н.Гумилева, была не только государственной, но и этнической химерой, которая складывалась вследствие вторжения представителей одного этноса в область проживания другого, не совместимого с ним. Эта химера еще страшнее, так как на место единой ментальности приходит полный хаос взглядов и представлений, создающих какофонию и всеобщую извращенность. «Она (химера, антисистема) вытягивает пассионарность из вместившего ее этноса, как вурдалак»[13]. В таких неестественных (антисистемных) условиях погибает все, в том числе и культура. В самом деле, ничего не осталось от хазар, тогда как иные курганы до сих пор поражают при раскопках своими шедеврами. Ни в одном музее мира вы не найдете «шедевров» Хазарии. Их сосуды лишены орнамента, их строения примитивны, изображения людей вообще нет. Чем же эти степняки были хуже других? А вот чем. Они, «неразумные», то ли по доброте душевной, то ли по слепоте духовной позволили превратить себя в химеру. Из живого народа, пригревшего на своей груди змею (вспомним символику хазар!) и отравленного ею, постепенно уходила жизнь, как она уходила из могучего тела князя Олега, который так и не оправился после укуса змеи, «от того разболелся и умер он»[14]. Воспроизводить культуру может народ, в ком живы воля, разум и дух. Он через творения искусства стремится обрести бессмертие в истории. В Хазарии «заказчиком» культуры могли быть только богатые иудеи. А они не нуждались в искусстве. Их религия (талмудический иудаизм) принципиально отрицала изобразительное искусство, красоту реализма. Они не имели своих художников, а если таковые и появлялись, то занимались начертанием символов и геометрических фигур в текстах Каббалы (прообраз абстракционизма) или каллиграфией, то есть переписывали Талмуд.

Собственное искусство хазар в Хазарском каганате не могло найти не только заказчика, но и покупателя, потому что хазары были бедны. Они перестали даже ставить могильные памятники, просто клали покойников на бугры, где тех присыпала степная пыль…

Гром грянул в 964 году, когда князь Святослав со своей дружиной нанес сокрушительный удар по Хазарскому каганату. Была разгромлена иудейская столица Итиль, впоследствии уничтожены все центры разбойничьего паразитарного государства. Киевская Русь оказалась самым могучим и последовательным врагом иудейского Хазарского каганата. Почти полуторастолетняя освободительная война восточных славян, героем которой был и вещий Олег, победоносно завершилась.

Простой народ бывшей Хазарии, не принадлежавший к иудаизму, перешел под покровительство Руси, тогда как иудейские верхи и торгово-ростовщический класс, связавшие себя верой талмудического иудаизма, покинули эти земли и, по мнению ряда европейских историков, переселились на западные земли России, в Польшу, Германию и далее, далее… Эти переселенцы составили ветвь так называемых восточных иудеев-ашкенази, тринадцатое колено Даново, «скрытую составляющую мирового исторического процесса».

Хазарское царство исчезло, как дым. Оно растворилось в половецком степном море. От него не осталось ничего: ни этноса, ни сколько-нибудь значимых культурных памятников, ни языка, ни могильных плит, а столица Итиль превратилась в город-призрак, до сих пор недоступный археологам.

Пришло время Крещения Руси. В «Повести временных лет» летописец рассказывает о том, как к князю Владимиру пришли хазарские евреи с предложением принять их веру — талмудический иудаизм. «И спросил Владимир: «Что у вас за закон?». Они же ответили: «Обрезываться, не есть свинины и заячины, хранить субботу». Он же спросил: «А где земля ваша?». Они же сказали: «В Иерусалиме». Снова спросил он: «Точно ли она там?». И ответили: «Разгневался бог на отцов наших и рассеял нас по различным странам за грехи наши, а землю нашу отдал христианам». Сказал на это Владимир: «Как же вы иных учите, а сами отвергнуты богом и рассеяны: если бы бог любил вас и закон ваш, то не были бы вы рассеяны по чужим землям. Или и нам того же хотите?»[15].

Этот эпизод фиксирует попытку хазарских иудеев прибрать к рукам киевского кагана подобно тому, как это получилось с итильским. Тогда бы русы быстро оказались на положении хазар. Но Владимир явил себя очень разумным, дальновидным правителем, он ведал о недавнем прошлом Хазарского каганата, сомневался в правдивости слов хазарских иудеев о том, что их земля в Иерусалиме: «Точно ли она там?» — переспросил он. Владимир оказался проницательнее и разумнее доверчивого, «неразумного» тюрка Ашина и предпочел союз с православными греками сомнительным хазарским посулам.

Так на Руси появилась вера, которая прямо указывала на богоборца и врага рода человеческого — дьявола — и его «детей», отпавших от Господа: «Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего; он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины… Он лжец и отец лжи» (Ин. 8: 44).

По промыслу или по Божьему попущению как часто человеческая мудрость и здравый смысл натыкаются на искушения доверчивой беспечностью или гордыней своеволия! На протяжении всей жизни в Пушкине шла эта борьба. С юных лет и до последнего вздоха возле него неустанно обретались люди, которые, что называется, сбивали его с пути истинного. А истинный путь — это путь к Богу. Александр Сергеевич трудно его искал. И в Кишиневе среди разноплеменных масонских « братьев» он пережил «своего рода падение.., прошел через темные ущелья, где недобрые силы кружились, нападали, одолевали… Что-то томило,застилало прирожденную силу его духа»[16]. Это описание внутреннего состояния поэта как нельзя лучше объясняет появление в его творчестве образа вещего Олега. Все эти темные масонские «ущелья» с их мрачными ритуалами и зловещей символикой (а среди них — змея и конь) вызвали у поэта тревожные раздумья о связи человеческой судьбы и человеческой истории с некими мистическими силами, которые и богатыря валят.

«Могучий Олег»!.. За его спиной — целая череда славных побед, а погибает случайно, от укуса змеи.

Сделаем небольшое отступление-уточнение. Выше мы говорили о том, что в Хазарский каганат мигрировала та часть еврейства, которая представляла колено Даново («аспид на пути, уязвляющий ногу коня»). Но часть этого колена ушла на Британские острова, в Англию, о чем имеются записи в исторических летописях. И на королевском гербе Великобритании присутствуют те символы, которые олицетворяют Дана: лев, конь и змей и надпись внизу: «Никто не причинит мне зла безнаказанно». То есть «око за око, зуб за зуб».

Куда же «сбирается» вещий Олег? «Отмстить неразумным хозарам»! А в результате отомстили ему «они». Вот и ответ на вопрос о трагической случайности его смерти. Нет ничего случайного в этом мире, где идет непрекращающаяся борьба дьявола с Богом, «а поле битвы — сердце людское» (Ф.М.Достоевский). «Вдохновенный кудесник» напоминает князю-воителю, что «обманчивый вал в часы роковой непогоды», а также «лукавый кинжал» «щадят победителя годы», покуда «незримый хранитель могущему дан». Об этом нельзя не помнить, ведь голос «кудесника» «с волей небесною дружен»!

Пройдут годы… Забудется предсказание волхва.

Пирует с дружиною вещий Олег

При звоне веселом стакана.

И кудри их белы, как утренний снег

Над славной главою кургана…

Они поминают минувшие дни

И битвы, где вместе рубились они…

Печальный какой-то пир. Два многоточия вместо двух восклицательных знаков. Усомнился князь в правдивости кудесника. С горькой усмешкой вспоминает его «презренное» предсказание:

«Так вот где таилась погибель моя!

Мне смертию кость угрожала!»

А здесь, напротив, два восклицательных знака. Возмутился князь. А дальше осуществилось то, о чем сказано в Библии: «Аспид на пути». Не видит князь Олег змея, ослеплен разум его беспечностью гордыни и славы. Поэтому отнимается от «могущего» «незримый хранитель».

Олег назван «вещим» в «Повести временных лет» потому, что он — прорицатель. Он предсказал Киеву: «Да будет это мать городам русским». Но у Пушкина Олег «вещий» еще и потому, что посылает нам, «как ныне» (то есть всегда), весть о затаившемся где-то в мертвой голове аспиде. Покусился на «неразумных хазар» — помни об аспиде и о его цели: «Никто не причинит мне зла безнаказанно».

Эта змея всегда выползает из недр нижнего мира к уверенному в своей правоте богатырю и мстит ему за его дерзновенные подвиги.

Как черная лента, вкруг ног обвилась,

И вскрикнул внезапно ужаленный князь.

Кстати, какого цвета у Олега был конь? Пушкин об этом не пишет. Мы видим «светлое чело» Олега, «белые кудри» князя и его ратников, а вот конь… Замыслом поэта проникся великий русский художник В.М.Васнецов. Конь, конечно же, белый на его иллюстрациях к «Песни о вещем Олеге». И с этим белым конем Олег прощается…

И отроки тотчас с конем отошли,

А князю другого коня подвели.

Но другой конь — это уже другая судьба для воина…

Вещий Олег. Князь-легенда, князь-загадка… Великий правитель, великий воин, великий волхв, он железной рукой собрал разобщенные славянские племена воедино. Он завоевал новые земли, «отмстил неразумным хозарам» и прибил свой щит на врата Царьграда, заставив гордую Византию признать Русь равной себе. Он правил так долго, что многие стали считать князя не только вещим, но едва ли не бессмертным, а его загадочная гибель вдохновила поэта на создание стихотворения — пророчества, стихотворения — предупреждения, ибо не случайной была гибель Олега.

Ковши круговые, запенясь, шипят

На тризне плачевной Олега;

Князь Игорь и Ольга на холме сидят;

Дружина пирует у брега;

Бойцы поминают минувшие дни

И битвы, где вместе рубились они.

Наши герои опять на вершине холма. Что ж! Жизнь продолжается. Впереди новые сражения, иная история. Не будет ли она внезапно застигнута или неспешно, «путем непрямого действия» одолена тайными силами, что «веют, как вихри враждебные» и «злобно гнетут»? А Тот, который «на берегу пустынных волн» «стоял… дум великих полн и вдаль глядел»? Он чуял эти силы, когда закладывал в план строительства города и его архитектуру масоно-хазарскую символику?[17]

Все флаги в гости будут к нам, и запируем на просторе!

Медный всадник и змей под задним копытом лошади. Когда стоишь лицом к памятнику — змей не виден. Всадник тоже не видит аспида, взор его обращен вдаль.

Какая дума на челе!

Какая сила в нем сокрыта!

А в сем коне какой огонь!

Куда ты скачешь, гордый конь,

И где опустишь ты копыта?

Или откинешь? «Всадником Апокалипсиса» называли еще этот памятник.

А вот Георгий Победоносец на белом коне видит аспида. Он поражает его копьем в самую голову. (Кстати, этот змей нигде не изображается мертвым. Он извивается, придавленный, пытается укусить жертву, но он жив!). Свершится ли то, что Георгий Победоносец, Святой Егорий, как его еще называют в народе, герой многочисленных сказаний и песен у всех христианских народов и мусульман, убьет змея, дракона, который опустошает землю?

Георгий потому и Победоносец, что одухотворен знанием о Спасителе и Его врагах. За Господа нашего Иисуса Христа он сам принял мученическую смерть. «Всевышнего избрал ты прибежищем твоим. Не приключится тебе зло, и язва не приблизится к жилищу твоему… На аспида и василиска наступишь; попирать будешь льва и дракона» (Пс. 90: 9-13). «Господь — упование мое» (Пс. 90: 9).

Илия, самый почитаемый на Руси ветхозаветный пророк, тоже считается «змееборцем». Илья Муромец, прославившийся многочисленными воинскими подвигами в борьбе с врагами Отечества, победил страшного змея: в степях рыскало «идолище поганое», с хазарской стороны грозил «Жидовин проклятый». После смерти Ильюшка стал святым.

А.С.Пушкин ведал уже в 1822 году, в какой духовной слепоте, в каком умственном разброде находилось русское общество, прельщенное «просвещением», ослепленное славою минувших побед (1812 год) и возомнившее себя настолько правым, что утратило потребность в «незримом хранителе». «Песнь о вещем Олеге» — это предсказание нашей трагедии в 1917 году и обвала в 1991 году — двух хазарских переворотов. Из наших мертвых, пустых голов выползла та «гробовая змея», которая теперь угрожает нам смертью. А мы до сих пор видим себя на вершине холма и «при звоне веселом стакана» «поминаем минувшие дни». Только эта тризна может быть последней. Ведь и от хазар ничего не осталось.

… И тут я проснулся и вскрикнул: «Что, если

Страна эта истинно Родина мне?

Не здесь ли любил я и умер не здесь ли,

В зеленой и солнечной этой стране?»

И понял, что я заблудился навеки

В пустых переходах пространств и времен,

А где-то струятся родимые реки,

К которым мне путь навсегда запрещен, -

так писал русский поэт Н.С.Гумилев, казненный в августе 1921 года в Петрограде по сфабрикованному контрреволюционному заговору.

Пушкин не сочинял просто стихи и поэмы. Пушкин пророчествовал в рифму. Он сказал нам в 1822 году, что, когда мы забываем о Главном, тогда нас и жалят хазарские змеи. Жалят не только напрямую, как Олега, а через разного рода искушения: «то, что хорошо для пищи, приятно для глаз и вожделенно» (Быт. 3: 6).

Как ныне, как ныне… Почему именно эти стихи почти через сто лет стали неофициальным гимном русской армии в Первой мировой войне, а затем и Гражданской:

Как ныне сбирается вещий Олег

Отмстить неразумным хозарам,

Их села и нивы за буйный набег

Обрек он мечам и пожарам.

Так громче музыка! Играй победу!

Мы победили: враг бежит, бежит, бежит.

Так за Царя, за Родину, за Веру

Мы грянем громкое «ура! ура! ура!».

Но все закончилось подвалом Ипатьевского дома в Екатеринбурге.

«На помощь Твою надеюсь, Господи!» (Быт. 49: 18). И всегда держу копье навстречу змею.

Михаил Задорнов начал съемки фильма о Вещем Олегеyoutu.be/y4cOOEoEmJ0